Проект при поддержке компании RU-CENTER
Вход ЕГЭ-2020
Основное меню
Поиск
ЕГЭ
АКЦИЯ
История
Обрнадзор РБ
Телефон доверия
Поддержка родителей
ЦЕННОСТИ СЕМЬИ
Календарь
«  Ноябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
 
Главная » 2011 » Ноябрь » 26 » ЛОМОНОСОВ (выдержки из книги)
13:26
ЛОМОНОСОВ (выдержки из книги)
Михайло был единственным сыном Василия Дорофеевича. Как и все крестьянские дети, он  с самого детства помогал родителям: пас домашний скот, трудился в огороде, в поле, на  постройках. Поморы воспитывали детей в строгости. Почтение к старшим и труд – таковы были  главные основы народной педагогики. Малейшее нарушение тишины и порядка в доме  пресекалось немедленно и сурово. Обедали молча. Девочки при этом занимали место на скамье в  простенках между окон и не должны были выглядывать на улицу.
 
Строгость и порядок во всем, беспрекословное подчинение старшим служили залогом  благосостояния семьи, продолжения рода, прочности нравственных устоев – подобно тому, как в  рыбачьей или зверобойной артели четкое распределение обязанностей, их точное соблюдение  обеспечивали успешный промысел. Дом помора – это лодья на суше. Семья его – артель, а сам он  – кормщик. Непослушание, отклонение от установленного порядка грозят опасностью. На суше,  как и на море, все зависит от воли, смекалки и опыта старшего.
 
Когда сыну исполнилось десять лет, Василий Дорофеевич стал брать его с собою в море.  Поморы были отличными мореходами. Михаиле было чему поучиться у своего отца и его  помощников и было на что посмотреть в дальних морских походах.
 
Дивное устройство природы волновало юную душу Ломоносова. Растолковать Михайле,  как надо ставить парус, объяснить устройство компаса и научить им пользоваться, рассказать о  повадках рыбы и морского зверя, о капризах северной погоды и проч. – все это могли сделать  отец и другие бывалые поморы. Но что стоит за всем этим? что поднимает ветер? Какая  непостижимая и чудная сила устроила так, что стрелка компаса всегда глядит на север, а рыба со  свирепым постоянством идет бить икру против течения рек? отчего бывают странные небесные  сияния? откуда – смена дня и ночи, приливов и отливов? откуда эта красота и стройность? Откуда,  наконец, и сама эта непобедимая потребность души все постичь, всему дать название, во всем  найти смысл?..
 
В зимние месяцы, когда отцовские суда стояли на приколе и работы было меньше,  Ломоносов учился читать и писать. Первыми учителями его были сосед Иван Шубной и дьячок приходской церкви С. Н. Сабельников. На Курострове долго передавалось из уст в уста предание о  том, что дьячок (вероятней всего, это и был Семен Никитич Сабельников), обучавший Ломоносова  грамоте, очень скоро упал перед отроком на колени, со смиренным благоговением признавшись,  что больше ничему научить его не может. Имея от роду двенадцать лет, Ломоносов, по  свидетельству его односельчан, уже «охоч был читать в церкви псалмы и каноны и жития святых,  напечатанные в прологах, и в том был проворен, а при том имел у себя глубокую память. Когда  какое житие или слово прочитает, то после пения рассказывал сидящим в трапезе старичкам  сокращеннее на словах обстоятельно». Тогда же, помимо церковнославянского текста псалмов,  Ломоносов познакомился с их поэтическим переложением на русский язык по книге Симеона  Полоцкого «Псалтырь рифмотворная».
 
В доме другого соседа, Христофора Павловича Дудина (чей отец собрал у себя небольшую  библиотеку), он увидел первые мирские книги – «Грамматику» Мелентия Смотрицкого и  «Арифметику» Леонтия Магницкого. «Грамматика славенская» учила не только «благо глаголати и  писати», но и «метром или мерою количества стихи слагати» – то есть сразу знакомила с основами  грамоты, красноречия и стихосложения. Книга Л. Магницкого (изданная в Москве в 1703 году  «повелением благочестивейшего государя нашего Царя и великого князя Петра Алексеевича, всея  Великия, Малыя и Белыя России самодержца... ради обучения мудролюбивых российских отроков  и всякого чина и возраста людей») была популярным учебным пособием не только по  арифметике, но и по геометрии, физике, географии, астрономии и прочим естественным наукам.
 
Важно отметить то обстоятельство, что юный Ломоносов не только приобретал  знания, но и делился ими. Он, как уже говорилось, читал мишанинским старикам книги,  разъясняя прочитанное. Научившись писать, он часто помогал односельчанам с деловыми  бумагами. Самая ранняя составленная им расписка относится к 7 февраля 1726 года:  «Вместо подрядчиков Алексея Аверкиева сына Старопоповых да Григорья сына  Иконникова по их велению Михайло Ломоносов руку приложил». Но, возможно, этому  опыту предшествовали и другие, более ранние. Михайло делился первыми плодами  «своей учености» и со сверстниками. Известный этнограф С. В. Максимов записал в  середине XIX века рассказ ломоносовских земляков, показывающий уже в юном Ломоносове незаурядного, но нетерпеливого педагога: «...на Мурмане собирал из  мальчишек артели и ходил вместе с ними за морошкой: нагребет он этих ягод в обе руки,  да и спросит ребятишек: „Сколько-де ягод в каждой горсти?" И никто ему ответа дать не  может, а он даст, и из ягодки в ягодку верным счетом. Все дивились тому и друг дружке  рассказывали, а он в этом и хитрости для себя не полагал, да еще и на других сердился,  что-де они так не могут»...
 
Академик С. И. Вавилов писал: «Ломоносову по необъятности его интересов принадлежит одно из самых видных мест в культурной истории человечества. Даже Леонардо да Винчи, Лейбниц, Франклин и Гёте более специальны и сосредоточенны. Замечательно при этом, что ни одно дело, начатое Ломоносовым, будь то физико-химические исследования или оды, составление грамматики и русской истории, или организация и управление фабрикой, географические проекты или политико-экономические вопросы, – все это не делалось им против воли или даже безразлично. Ломоносов был всегда увлечен своим делом до вдохновения и самозабвения; об этом говорит каждая страница его литературного наследства»...
 
Евгений Лебедев
ЛОМОНОСОВ
Администратор сайта - учитель информатики Зарипов Д. Р
Бесплатный хостинг uCoz